О поддельных очках

Толчок к написанию этой заметки дала… одна поездка в метро. Я стоял в заполненном вагоне нос к носу с очкариком, таким же, как я, и так же, как я, «одетым» в «Titan Minimal Art» от «Silhouette».

Заметки «типичного представителя»: «Optic DIAS»

Толчок к написанию этой заметки дала… одна поездка в метро. Я стоял в заполненном вагоне нос к носу с очкариком, таким же, как я, и так же, как я, «одетым» в «Titan Minimal Art» от «Silhouette». Так же, да не так: я сразу увидел, что его оправа была чистейшей воды подделкой, имитацией фирменных очков. Почему это было видно не вооруженным ничем, кроме очков, глазом? Уж конечно, не только потому, что я каждый день вижу эту коллекцию по работе – специалисты-технологи скажут, что далеко не всегда сразу, без тщательной экспертизы, удается отличить подделку от оригинала (вспомните случай, когда несколько лет назад во Франции было обнаружено производство, идеально копирующее «Ray-Ban»). Вспомнились и другие фрагменты мозаики жизненных ситуаций и раздумий, которые сложились в некую цельную картину, дав тот самый повод потянуться к листу бумаги, о котором говорилось выше.

Некоторое время назад, придя в гости в наше представительство, именитый петербургский офтальмолог выбрала для себя оправу из упомянутой коллекции, а спустя неделю по каким-то делам в ее салоне-клинике был уже я. К моему смущению, врач достала модель, очень похожую на ту, что она выбрала у нас для себя, и сказала задумчиво: «Вы знаете, эту модель я купила впятеро дешевле…» Но затем продолжила: «Правда, моя коллега, также много лет проработавшая в оптике, с расстояния в несколько метров уверенно определила, где оригинал, а где подделка. Она не смогла мне объяснить, по каким признакам это установила. А что можете сказать об этом вы?»

Что я мог сказать? Уже в позапрошлом году (практически это был год появления коллекции «Titan Minimal Art», или «TMA», на российском рынке!) из разных источников в нашей фирме стало известно, что наряду с фирменными очками в России стали продаваться многочисленные китайские подделки. Ну, допустим, не китайские (сам не видел, за руку не ловил), а занзибарские, но почему-то торговали этим товаром и продолжают это активно делать до сих пор многие именно китайские оптовые фирмы. Поскольку об этих фактах говорили, в частности, и наши петербургские партнеры, руководство фирмы заинтересовалось тогда приобретением данного товара по возможности с документами, подтверждающими его происхождение. Ведь эксклюзивные права на торговлю каким-либо товаром обязательно включают в себя и пункт договора, обязывающий дистрибьютора отслеживать движение подделок на «своей» территории.

На недавней российской оптической выставке я увидел подделку «Silhouette» на одном из стендов. Что характерно, после первого дня выставки «коллекция» куда-то исчезла – но, к сожалению, не без следа: руководитель небольшой фирмы как торговал этим товаром, так и будет торговать, причем оптом. Говорят, что в качестве весомого аргумента этот руководитель использует настоящую, купленную у нашей фирмы модель: «Видите, я ношу ровно то же самое, что и продаю. Посмотрите, какое замечательное качество!..»

Для себя я могу вывести следующее (сразу оговорюсь, что не являюсь знатоком китайского производства). Я многократно рассматривал исконно китайские, маркированные «Made in China» оправы и солнцезащитные очки на выставках, – видел и вертел их в руках, будучи в гостях у некоторых наших партнеров, но не более того. Во-первых, могу подтвердить, что качество этого товара с каждым годом растет, приближаясь к средним по цене, как правило «домашним», европейским оптическим брендам – то есть к коллекциям, заведомо рассчитанным на не самого состоятельного клиента (как, например, коллекция «Speed», ориентированная в основном на студенческую и подростковую аудитории).

Во-вторых, можно отметить, что предприниматели из Юго-Восточной Азии и особенно из Китая очень динамичны и энергичны. Но вот направление, вектор приложения сил…

Возможности дешевого производства (а вряд ли кто будет отрицать, что речь идет именно о дешевой рабочей силе; европейские профсоюзы говорят даже о демпинге) таковы, что, фальсифицируя популярный европейский бренд, например такой, как «Сhanel», китайцы сейчас сопровождают его и «сертификатом», и «фирменным» платочком, и «фирменным» же футляром, и даже упаковкой к этому футляру, идеально повторяющей европейский прототип. Вся беда этого товара («беда» – для его конечного покупателя, а не для китайского производителя) в том, что он, как телефон старика Хоттабыча из известной сказки: по внешности – то, что требуется, а изнутри – ничего общего. Впрочем, о сравнении фальсификата с оригиналом на конкретных примерах – чуть ниже.

Как понимает любой человек, над конструкцией оправы или очков должен поработать как минимум дизайнер. Хороший дизайнер изготавливает не только изображение или макет предмета, но также решает экономические и технические вопросы, связанные с требованиями производства, подбирая материалы для реализации своей задумки и адаптируя полет фантазии под будущий технологический цикл. Поэтому в стоимость готового изделия закладывается и стоимость труда его высококвалифицированных проектировщиков. Кроме того, изрядную часть стоимости изделия составляет оплата бренда. Вдумаемся в такой вопрос: каковы должны быть требования обладателя хорошо раскрученного, «звонкого» бренда, такого, как, допустим, «Ferrary», для того чтобы разрешить фирме – производителю оправ и очков поставить это имя на новую коллекцию? Во-первых, производитель должен быть достаточно известен в мире оптики, – известен долгими годами добросовестной работы, призами на выставках, международными дипломами, эталонным качеством, соизмеряемым с подходом к оценке качества владельца бренда, и т.п. Во-вторых, дизайнеры производителя должны согласовать с дизайнерами обладателя бренда концепцию новой оптической коллекции, соответствующую по крайней мере общей идее, стилю «первичного» использования марки. Это характерно для любой фирменной коллекции, хотя есть и идеальные, на мой взгляд, примеры: «Jaguar», «Longines», «Paloma Picasso», «Porsche»... В-третьих, должны быть урегулированы правовые и финансовые вопросы: в частности, за какую сумму производитель очков и оправ приобретает лицензию на выпуск данной «именной» коллекции, на каких условиях и на какой срок покупается право издания коллекции и т.д. Таким образом, нетрудно понять, сколь значительна часть цены готового изделия, приходящаяся на «брендовую» составляющую.

Теперь вернемся к китайским изделиям. Начнем с дизайна. Доля труда дизайнеров китайских производителей в фальсифицированных изделиях равна нулю. Вообще же я сильно подозреваю, что специалистов такого рода на китайских оптических производствах просто-напросто крайне мало. Я готов услышать возражения от более сведущих людей, но пока вот такая «заметка на полях». Как-то в Минске на оптической выставке, рассматривая стенды коллег, я оказался у экспозиции одной действующей в России китайской фирмы одновременно со знакомым предпринимателем – настоящим знатоком и ценителем китайского оптического производства. В ответ на мое недоумение – а я увидел модели «Mondi», несколько прошлогодних «Paloma Picasso» («Metzler Int.»), оправы линии «Creation» (фирма «Nigura») и много других оправ коллекции «Nigura» – он сказал: «Думаешь, прототипом были ваши модели? Ошибаешься! Эта фирма не тратит денег даже на покупку “первички” и вполне довольна более дешевыми польскими дубликатами!»

Отдадим должное по крайней мере этой китайской фирме и полу-упомянутой польской: они никогда не были замечены в том, что лепили на свои изделия всякие «Made in France» или логотипы известных брендов. Они просто копировали дизайн. Хотя некоторые читатели наверняка вспомнят о том, что за «копирование дизайна» моделей «TMA» одна из европейских фирм получила «Плагиариуса» от оптического сообщества. («Негативная» премия «Плагиариус» (Plagiarius) – фигурка садового гнома с позолоченным носом – присуждается в Германии уже около 30 лет и является одной из форм борьбы с подделками и плагиатом в сфере промышленного дизайна.) А уж потребитель волен был выбирать, покупать ли ему дорогой фирменный товар или более дешевый, внешне выглядящий почти так же. Но вот один, много говорящий специалисту, штрих. Если оптическая коллекция известной фирмы выполнена в едином стилистическом ключе (а так оно и есть – зачем иначе держать штат высококвалифицированных дизайнеров?), то то, что предлагается как единая коллекция (на языке плагиаторов) через журналы, рекламу, Интернет, пусть даже с собственным, не ворованным у известных фирм именем, таковой (то есть коллекцией) не является: стилистически одни модели отличаются от других, выпадают из ряда, так что «коллекция» оказывается совершенно разнородной, без стиля, концепции и объединяющей идеи. Даже в подборе образцов для подражания сказывается отсутствие квалифицированного специалиста-дизайнера!

«Запад есть Запад, Восток есть Восток», – сказал поэт. Я не думаю, что кто-то будет отрицать наличие разницы между западноевропейской и юго-восточной ментальностью. Эта разница очевидно должна ощущаться и на эстетическом уровне. А коль скоро это так – неизбежный вывод: чтобы продавать европейский товар на Востоке или восточный товар на Западе, его надо в определенной степени адаптировать для местного, регионального потребителя. Вот именно в этом месте у китайских производителей зияющий провал: как только в какой-то китайской коллекции оказывается оправа, несущая на себе печать оригинальности изготовителя (даже в единственной детали!) – любой европейский оптик, едва взглянув на эту оправу, поморщится и, скорее всего, откажется от ее приобретения. В качестве противоположного примера: известен ряд оригинальных коллекций оправ и солнцезащитных очков японских производителей, ориентированных как на восточный, так и на западный рынок, руками проектировщиков приобретших вполне оригинальный облик, стиль, дизайн. Именно поэтому, например, часть коллекций «Porsche» или «Aigner» производится в Японии и несет скромный и честный лейбл «Made in Japan».

К слову, о деталях… Один опытный петербургский оптик любит повторять: «Оптика – это искусство деталей». Я полностью согласен с этим. Вот по этим-то малюсеньким деталям я и различил, что мой сосед по вагону метро, с которого и начался разговор, не пользуется фирменной продукцией. Так, во-первых, форма линз находилась в вопиющем противоречии с минималистической концепцией коллекции. В оригинале – это простые формы, овалы, скругленные прямоугольники, а несимметричные фальш-линзы в двух-трех моделях настолько соразмерны, что кажутся совершенными. У моего визави прямоугольная форма линз переходила у висков в кокетливый выступ, свойственный (то есть «не противоречащий свойствам»!), например, некоторым моделям коллекций «Joop!», «OWP», но никак не «TMA». Но даже если и предположить, что очкарик стал жертвой мастера-экспериментатора, который отрабатывал на своем приятеле собственное понимание дизайна, изменяя фирменную форму линз, то было и второе отличие…

Чем же еще отличаются подделки от оригинала? Конечно, материалами и способами их обработки. Некоторые оптики догадываются, что производство оправ – непростой процесс, но наверняка не все знают, что в престижных коллекциях ручные процессы имеют место не потому, что производителям требуется «накрутить» стоимость конечного изделия, а потому, что автоматизация данного процесса обошлась бы куда дороже. Вопреки расхожему мнению, промышленные гиганты отнюдь не стремятся увеличить цену своей продукции. Они бы и рады уменьшить количество технологических операций с полутораста до тридцати – а никак! Иначе будет нанесен ущерб качеству, удар по престижу, а в конечном счете – по реализационным возможностям коллекций. Вот поэтому фирмы-производители с немецкой педантичностью (подчеркну, что говорю о немецких и австрийских коллекциях, эксклюзивным дистрибьютором которых является наша фирма) выдерживают очень жесткие нормативы, заложенные технологами. Если, допустим, технологический процесс предусматривает изготовление данной модели на данной оснастке в количестве 3 тысяч штук, можно не сомневаться, что никогда на немецких производствах не будет произведено 3,5 тысячи экземпляров. Что же происходит на выделенных, отдаленных производствах? Ведь не секрет, что очень многие европейские компании в целях того же уменьшения себестоимости продукции разместили производства по изготовлению части своих коллекций в Пакистане, Индии, Китае, не говоря уже о Чехии, Польше и Венгрии. Немногие европейские фирмы всю свою продукцию производят на своих территориях (как, например, «Leonardo D.», «OWP» и «Silhouette»). Так вот, уверен, что там, где эти производства полностью находятся под контролем немецких инженеров и технологов, ничего от этого в худшую сторону не меняется: титан – он и в Африке титан, ионно-вакуумное напыление – оно и в Пакистане такое же, и производится на том же оборудовании, что и в Италии или Германии. А вот там, где контроль ослаб, – дела обстоят иначе…

Случилось так, что мой знакомый купил оправу в салоне оптики, принадлежащем фирме, которая никогда не была нашим партнером, да и, насколько это было известно, партнером других «европейцев». Но в этом магазине он увидел полный набор «брендов», включая и наш «Silhouette». Рядом с каждой «коллекционной» оправой располагался ценник, на котором было написано: «Италия», «Франция», «Австрия» или «Германия». «Titan Minimal Art» моего знакомого отличался от оригинала изрядно, начиная с футляра. Этот деревянный параллелепипед, оклеенный ядовитой изумрудно-зеленой бумагой, говорил (и даже вопил!) о происхождении товара лучше любого сертификата. С удивлением я обнаружил, что фальсификаторы не испугались скопировать на боковую планку заушника даже торговую марку. Только тщательное рассмотрение выявило микроскопическое отличие: над буквой «h» в названии «Silhouette» стояла тильда (значок ~ ).

После моей «экспресс-экспертизы» мой знакомый-покупатель пришел в этот салон и попросил заверенную копию сертификата на проданный ему товар. В ответ он услышал малоправдоподобную историю о том, почему сию секунду этого сертификата на месте нет, о том, что оригинал хранится в офисе, о том, что девочка, у которой находятся ключи от сейфа, находится в отпуске по уходу и т.п. Был записан адрес, по которому этот сертификат было обещано незамедлительно выслать, продиктованы телефоны, по которым можно было бы об этом обещании напомнить, и т.п. Как догадывается читатель, мой знакомый и спустя два года, сделав несколько попыток, ждет обещанных документов. Разумеется, уже забыв о развалившейся оправе…

Так вот, возвращаясь к той оправе на моем соседе-очкарике в метро: она наверняка была сделана не из дорогого, качественного и высокочистого титана, и, соответственно, ее материал не мог допустить того размера в 4,5 мм, на которые заходит планка заушника на линзу и к которой крепится эта линза, – на подделке эта планка заходила на 5–6 мм. А если вспомнить про «искусство деталей» – то вот этого-то искусства и лишена была модель-фальсификат. У моей же знакомой-офтальмолога с формой линзы на подделке все было в порядке, да и футляр был «фирменный», один к одному (совершенствуется китайское производство, сейчас нет уже памятных деревянных «гробиков» для «Silhouette»!), но зато она обратила с моей помощью внимание на то, что «ощущение» подделки можно вполне перевести на язык соблюдения технологических стандартов. А именно: оконечник дуги заушника у подделки на долю миллиметра толще, чем у оригинала, заглушка на оконечнике не соответствует по тону цвету оправы, эта оправа не покрыта дорогим лаком, следовательно, служить будет на порядок меньше; кроме того, окислятся и изменят цвет металлические детали. Ну а главное (тут я, демонстрируя эффект, сжал в щепоть тремя пальцами заушник подделки) – упругие свойства модели сохраняются только при незначительных нагрузках, возникающих не при традиционной для российского потребителя эксплуатации, а только если разве что аккуратно потрясти эту модель, аккуратно же держа ее за переносицу. Уродливо торчащий вбок проволочный заушник говорил все лучше всяких слов или сертификатов… Интересно, что врач, как руководитель салона оптики, решила оставить подделку для демонстрации клиентам – как наглядное свидетельство того, что имитация никогда не достигает качества оригинала.

 

Александр Гольдман – канд. тех. наук, директор представительства компании «Optic DIAS» в Санкт-Петербурге, Веко #9 (74) 2003
Узнавайте больше по темам:
Другие статьи по теме
Все
Стоит ли покупать готовые очки для чтения?
Если вам за сорок и вы вдруг начинаете замечать, что с трудо...
Подробнее
Зрение: свежие мировые тенденции
Главные опасности для нашего зрения и методы защиты от них
Подробнее
Очки для водителей: как правильно выбрать?
Поговорим о том, как с помощью очков улучшить качество жизни...
Подробнее
Сервисы